Новость

10 января

Александр Ким: «После первого матча на «Фиште» было тяжело. Если бы не любил футбол – уволился бы»

10 января

Александр Ким: «После первого матча на «Фиште» было тяжело. Если бы не любил футбол – уволился бы»

Большое интервью основателя «Футболова». Как блогеру стать сотрудником клуба ФНЛ.

Проект «Футболофф», наверное, пока остается самым популярным пабликом о любительском футболе города, но переживает сейчас нелучшие времена. Его главный идейный вдохновитель сначала получил работу в петербургском «Динамо», а затем перебрался вместе с клубом в город Сочи. Сам Александр Ким признается, что времени на «Футболофф» у него теперь нет, а одноименная команда существует и продолжает выступать в «Спортинг-лиге» благодаря Юрию Исакову. К тому же отпуск у Александра теперь стабильно в декабре:

– 2 декабря взял билеты в Петербург из Сочи. Отпуск в декабре – это реалии российской футбольной жизни. Для меня так происходит уже второй сезон подряд. Хотя отпуском это время назвать сложно: у меня накопилась куча нерешенных бытовых вопросов. Летом переезд в Сочи вышел очень спонтанным, все решилось в считанные дни – собрал чемодан и уехал.

– Аура Сочи не мешает работе? 

– Сочи прекрасен для отдыха. Вся Россия собрана в одном месте. Выходишь на пляж: тут и мужики с пивными животами, и женщины с колбасными бедрами. Пиво, кукуруза. Пива там очень много. Хотя времени на развлечения нет, у меня за всю первую половину сезона было всего 6-7 выходных.

– К работе в футболе ты пришел далеко не сразу?

– По профессии я ведь вообще железнодорожник, инженер-электроснабженец. Потом долгое время работал в провайдерских строительных компаниях – проводили линии связи, интернет. Там я получил опыт руководящей должности. В 2010 году меня пригласили на работу в Петербургский международный экономический форум, в Департамент аккредитации. Сделал там какую-то карьеру, не скажу что прямо крутую.

– И сама работа была не по душе?

– Все правильно. Потом возник «Футболофф», к которому я не очень серьезно-то относился. Но как оказалось, проект сыграл в моей жизни ключевую роль и дал возможность познакомиться с разными людьми, я обрастал новыми знакомствами. В какой-то момент вера в футбол позволила мне уйти с нелюбимой работы. Хотя нет. Не сказал бы, что это была плохая работа. Нормальная работа. Я просто представил, что в 40 лет буду ходить по понедельникам на совещания к 10 утра, а вечером приходить и заниматься любимым делом. Ты вот делаешь статьи, а я занимался пабликом. В общем, я ушел с работы.

– Ушел в никуда?

– У меня были накопления на три месяца жизни. По моим расчетам нам должно было хватить 25-30 тысяч в месяц. Я уволился, съездил в отпуск в Израиль, перезагрузился и начал пахать. Те, кто погружен в петербургский футбол, знают, что было со мной дальше: «Петербурггаз», «Звезда», «Казаченок Cup», «Динамо» Санкт-Петербург, ФК «Сочи». Многие считают, что попасть в профессиональный клуб можно только через взятки. Это неправда, бред. Желание, постоянная работа над собой и вера в себя – вот залог успеха. Я могу сказать, что когда я начинал работать с «Динамо», некоторые онлайн-трансляции мы делали бесплатно, потому что много косячили. Мне было стыдно перед заказчиком. Я из своих денег платил операторам, режиссеру. Но можно брать постоянным общением с заказчиком, постоянными предложениями чего-то нового, какого-то креатива.

– Когда все поменялось?

– Переломный момент для меня – это презентация «Динамо» в ТРЦ «Радуга». У меня был заказ на организацию этого мероприятия, с чирлидерами и волонтерами. Мы хорошо отработали, после чего ко мне подошел Андрей Орлов, спортивный директор клуба, и пресс-атташе Влад Панюков и сказали, что будут привлекать меня к подобной работе. Через два-три месяца мне намекнули, что в будущем есть возможность работать в клубе. Прошло еще некоторое время, я продолжал работать, на телефонную трубку не молился, чтобы мне кто-то позвонил. А потом пришло решение о переводе меня в штат клуба.

– Твой уровень дохода сопоставим с тем, что ты получал как руководитель департамента ПМЭФ?

– Да, сопоставим. Но и работы у меня в Сочи о-о-очень много. В какой-то момент я слишком много на себя брал и, говоря по-футбольному, поплыл. Надо было кому-то делегировать некоторые вопросы, но первые три матча поручить было некому. Билетного менеджера мы взяли, к примеру, за день до первого матча на «Фиште». Ночью она проходила инструктаж. Во время матча я весь зеленый бегал и орал на нее. Вообще, как руководитель, мне кажется, я немного мудак. После первого матча на «Фиште» было тяжело. Если бы я не любил футбол – уволился бы.

– Как в команде отнеслись к переезду из Санкт-Петербурга в Сочи?

– Сначала все были немного в шоке. Но карьера футболиста склонна к таким поворотам, поэтому потом произошло переосмысление ситуации. В этом плане семейному профессиональному футболисту не позавидуешь. Те 9-10 человек, которые переехали в Сочи, остались довольны. Все-таки и условия получше, и возможности для дальнейшего развития тоже есть. Что касается нас, сотрудников клуба, то это стало настоящей болью. Мне тяжело давалась коммуникация с болельщиками санкт-петербургского «Динамо».

 

– Для меня была откровением конфронтация болельщиков с «Зенитом», причем конфронтация на уровне беспринципного неприятия друг друга. На матчах «Динамо» и «Зенита» – неважно, основа это или дубль – творился ужас. Можно было закрывать уши: матом поливали очень сильно, потом еще дрались. Я долго думал, как вообще можно развивать бренд «Динамо» на фоне такого адского неприятия. Когда пошли слухи о расформировании команды и переезде в Сочи, это было болезненно, ведь и с моей стороны, и со стороны команды много души было вложено в этот проект. Мы хотели поменять отношение к «Динамо» – и в плане отношения к болельщикам, и в плане отношения к игрокам, и делали в этом направлении определенную работу. Болельщики подходили, спрашивали по поводу перспектив, но мы реально не понимали, когда все определится. Лично мне объявили только после матча Россия – Хорватия. До этого момента мы не понимали, кто остается в клубе, а кто нет.

– Решение распустить клуб с традициями выглядело неоднозначным.

– Ходили разные слухи о ликвидации «Динамо». Кто-то говорил, что городу не нужна лишняя конкуренция. «Один город – одна команда». Есть Санкт-Петербург, есть «Зенит», конкуренты не нужны. Я слышал, что поражение в кубковом матче от «Динамо» сильно ударило по амбициям «Зенита». После чего было принято решения не создавать «Зениту» конкурента. Но это так, на уровне слухов.

– Полгода в Сочи как-то поменяли твое мнение о работе медиа в нашем футболе?

– Конечно. Я работаю в этой сфере с апреля 2017 года, тут год идет за три. Уровень внедрения в эту схему растет по геометрической прогрессии, многие вещи становятся более понятными. Ты постоянно погружен в тему и многие новости и инфоповоды воспринимаешь по-другому, не так наивно.

– Каков твой круг обязанностей в ФК «Сочи»?

– Я занимаюсь таким широким понятием как спортивный маркетинг. Но формально должность у меня называется «менеджер по работе с болельщиками». Ее недавно ввели в РФС, официально я занимаюсь работой с болельщиками. Фактически же меня  приглашали в «Динамо», а затем в «Сочи» под развитие спортивного маркетинга. Работы было очень много, особенно в последнее время в Сочи. Команду приходилось набирать в кратчайшие сроки, потому что из Санкт-Петербурга я взял только Настю Шибанову, которая помогала мне по многим мероприятиям. Только в последний месяц стало чуть полегче.

– Что такое спортивный маркетинг в клубе ФНЛ?

– Это социальные сети, билетная программа, постоянный поиск партнеров, мероприятия с игроками. И, к сожалению, мерчендайзинг.

– Почему к сожалению?

– Потому что это очень сложная работа, и я просто не успеваю ей заниматься. Вообще этим должна заниматься отдельная структура, но у нас нет такой возможности. В каждом нормальном клубе РПЛ это отдано на аутсорсинг. Например, в «Зените» этим занимает «Зенит-трейд». В клубе же ФНЛ это все на очень слабом уровне. По многим направлениям нам нужно мыслить уже более стратегически, но в данный период времени стоит много сиюминутных задач, которые надо решать здесь и сейчас, чтобы не попасть на штрафы от ФНЛ.

 

– Еще одно направление моей работы – это организация матчей. Именно в данном аспекте моей работы можно попасть на очень серьезные штрафы – от 5 до 500 тысяч рублей. Вообще в ФНЛ намного строже следят за соблюдением коммерческих прав, чем во втором дивизионе. Да, это круто, они стараются заработать на такой лиге под названием ФНЛ – мягко сказать, непривлекательном продукте. Им с трудом достаются партнерские контракты. Я не знаю, сколько им там платят, с клубами они не особо делятся. Но за соблюдением коммерческих прав ФНЛ следит очень строго.

– Например?

– После каждого матча в течение пяти дней мы отправляем билеты, программки, афиши, все аккредитации, пропуски. В течение трехдневного срока отправляем фотоотчет: как висят баннеры, как оформлены пилоны, все интервью должны быть на фоне флеш-баннера. Не отправил фотоотчет за три дня – штраф. Делегат матча увидит в городе афишу, сделанную без утвержденных логотипов ФНЛ и спонсоров, – штраф. Баннер криво приклеен – штраф.

– ФК «Сочи» попадал на штрафы?

– Мы получили порядка трех мелких штрафов. Руководство выкрутило мне голову, я выкрутил голову тем ребятам, кто за это отвечал. Чтобы ты понимал всю глубину российского футбола, расскажу, что мы получили штрафы лишь за то, что наш талисман-маскот сфотографировался в VIP-секторе с детьми. Оказалось, что маскоту нельзя туда ходить, а фотографу нельзя фотографировать там, где не положено. Нам ставят правила, мы в них существуем, деваться некуда.

– Тебя как-то ограничивают в работе?

– Рамки, конечно, есть, но в большинстве случаев руководство в лице генерального и спортивного директоров ко всем моим «хотелкам» относится нормально.

– Сколько на это выделяется денег?

– Большое заблуждение заключается в том, что многие считают: раз у нас президент Борис Ротенберг, то у нас горы денег. Такого нет. Например, всю наружную рекламу в Сочи мы сумели сделать бесплатно, хотя пришлось приложить к этому немало усилий. Все проекты, которые мы делаем с нашими футболистами и нашим талисманом-маскотом, сложно назвать «проектами с каким-то бюджетом». Атрибутика, видеооператор – вот, по сути, и все расходы.

– А если говорить о перспективах с прицелом на РПЛ?

– Естественно, мы стараемся заниматься планированием, смотрим на клубы премьер-лиги. Нам повезло, что в нашей стране работают два топ-клуба Европы по маркетинговой части – это «Зенит» и «Локомотив». Они тратят очень много денег, но делают очень крутые вещи.

– Но лидер спортивного маркетинга – все-таки США?

– То, что делают американцы, – это вообще огонь. Простой пример: идет матч, не помню, по-моему, это была товарищеская игра, но все же… Они прикрепили вратарю команды микрофон и делали онлайн с комментатором на протяжении всей игры!

– Твоя самая удачная тема за последнее время?

– У нас был похожий опыт еще до того, как мы посмотрели это видео американцев с вратарем. Мы повесили микрофон на Дмитрия Владимировича Бородина, известного бомбардира «Спортинг-лиги» (экс-вратарь «Торпедо» и «Зенита», ныне тренер ФК «Сочи» – прим. ред.).

 

– Это было на «Динамо» – «Луч», последний матч сезона. Контент был огненный, видео могло взорвать Youtube и стать для меня последним в карьере. (смеется) В итоге этот ролик мы показали на корпоративе в конце сезона, но цензуру оно не прошло и не было опубликовано.

– А в «Сочи» что было самым запоминающимся?

– Наверное, тема с голубями. После Чемпионата мира на сочинском стадионе была проблема с полем стадиона и агрономы постоянно подсыпали семена. На поле постоянно прилетали голуби, которые мешали мячу и футболистам. В октябре в Сочи приехала сборная России – играть с Турцией в рамках Лиги наций. Наши мучились-мучились, но в итоге Нойштедтер и Черышев забили по голу. И мы написали, что это не Черчесов, а голуби принесли нашей сборной победу, и добавили в логотип ФК «Сочи» голубя. Новость разлетелась по всему интернету, позвонило множество журналистов. Никто даже не поверил, что это фейк.

 

– Если говорить о работе пиар-службы клуба, правда, что российские футболисты тяжелы на подъем?

– Если сказать по-честному, то это скорее правда, чем нет. Футболисты такие люди, что  им лучше, чтобы про них либо писали хорошо, либо не писали вообще. Они все читают, переживают и боятся. У меня сначала тоже были с этим проблемы, но постепенно доверие возрастало. В этом мне очень помогла Настя Шибанова. Например, ездить по школам с мероприятиями – это большой труд. Необходимо организовать детей, учителей. Сейчас футболисты к нашим просьбам относятся с пониманием, зная, что мы их не подставим. Но по щелчку пальцев это тоже не происходит. По каждой акции футболисту надо все разъяснить, показать, что его там ждет. В этом плане я могу тебе привести пример, почему мы негативно относимся к телеканалу «Матч ТВ».

– Это уже стало модным.

– Во время «Формулы-1» в Сочи был организован большой проект с привлечением администрации Краснодарского края. Было много топовых телекомпаний со всего мира, с которыми не было проблем, и был наш «Матч ТВ», который вынес нам всем мозг. Никита Бурмистров, один из наших лидеров, сначала долго ждал, когда у него возьмут интервью. Потом интервью все-таки взяли, но в итоге сюжет не вышел в эфир с совершенно нелепым объяснением. Мне было очень неудобно и перед ребятами, и перед руководством клуба. Самое интересное, что иностранные ТВ-компании выполнили свои обещания, а наши нет.

– Ставится ли задача выхода в премьер-лигу для ФК «Сочи»?

– Я такого точно сказать не могу, но мне кажется, что все к этому идет (ФК «Сочи» сейчас на 6-м месте, совсем рядом с «зоной стыковых матчей» – прим. ред.). Я надеюсь, что в городе Сочи команда нужна, хотя посещаемость на домашних играх – это моя головная боль.

– Как ее увеличить?

– В Сочи, как и везде в России, очень высокая конкуренция со стороны других развлечений. Наши конкуренты – не краснодарская «Кубань» или «Зенит». Наши конкуренты – это пляж, шашлычки, винцо, Алена Апина, выступления фигуристов. Город перенасыщен всевозможными ивентами. Интересная ситуация была с нашими коллегами из ХК «Сочи». К ним приехал магнитогорский «Металлург» – и весь стадион болел за гостей. Очень много отдыхающих и большая диаспора жителей с Урала, живущих в Сочи, дали о себе знать. Вообще коренных сочинцев очень мало. На моей практике я таких людей встречал очень мало. Как решить вопрос с посещаемостью? Два способа: повышение сервиса на матчах и работа с болельщиками в медиа-пространстве.

– Руководство оказывает на тебя давление по этому вопросу?

– На меня давить не надо, я сам все прекрасно понимаю, я перфекционист. Сам нервничаю, переживаю, что результата с посещаемостью особо нет (средняя посещаемость домашних матчей ФК «Сочи» составляет 3-3,5 тысячи человек – прим. ред.). 

 

– Выход в РПЛ может изменить ситуацию?

– Я верю в себя, знаю, что мы соберем стадион. Мы существуем только с июля месяца. Требования у нас такие же, как у «Зенита», но штат в несколько раз меньше.

– За все время у тебя было хоть какое-то общение с Борисом Ротенбергом?

– Нет, я постоянно на связи со спортивным и генеральным директорами. Единственный момент, когда я знал, что он в теме и следит за моей работой, это когда мы снимали видео к кубковому матчу с «Зенитом». Тому самому, где мы выиграли 3:2. Нам поставили задачу сделать видео с посылом «без истории нет будущего». На все про все было три дня. Мне было сказано: «Все, что ты делал до этого, ничего не значит. Если мы сейчас обосремся – можно собирать вещи». Мы нашли команду, актеров, придумали сценарий. И когда эту тему поставили на стадионе «Санкт-Петербург», это было очень круто.

– Поработав пару сезонов в ФНЛ, ты можешь сказать, что наш футбол – дно?

(смеется) Нет. Почему дно?

– Ну, сравни уровень футбола и уровень развития самих клубов ФНЛ со второй Бундеслигой, Сегундой и прочими.

– Тут, конечно, согласен. Мне кажется, мы отстаем во всем, причем на много лет. Лет на 50. Клубы порой создаются не для болельщиков, а для руководителей регионов. Посмотри на команды ФНЛ: ни у кого нет стратегии развития на 4-5 лет. В любой момент снимут губернатора, а вновь избранному футбол неинтересен. И все, деньги за содержание клуба закончатся.

 

– Как ты оценишь изменения в освещении «Спортинг-лиги»?

– К «Спортинг-лиге», как и, например, к «Олепромо», у меня лояльное отношение, потому что я понимаю, как сложно все это организовать. Конечно, я обратил внимание на более оперативную подачу информации через Инстаграм. Также отмечу видео во «Вконтакте», но мне кажется, это можно было сделать еще два года назад. Не знаю, обидятся на меня организаторы или нет, но новый сайт мне не нравится. Если раньше за два-три клика я мог  попасть на матч моей команды, то теперь я попадаю на какие-то разные вкладки. Мне же, грубо говоря, хочется прийти вечером домой, налить стакан чего-нибудь холодного и быстро посмотреть, как я напривозил в своем матче. В оправдание могу сказать, что сайт ФНЛ, например, еще хуже – незнакомому человеку просто не разобраться.

– В чем видишь основное развитие любительских турниров?

– Мне очень интересно, чем закончится новость про сотрудничество «Спортинг-лиги» с Федерацией футбола. «Футболофф» ждал этого, наверное, лет пять. Интересно, что из этого выйдет. 

– Какие мысли у тебя по текущему турниру, где выступает ваша команда?

– У нас стояла задача «выйти» в третий дивизион, мы ее почти выполнили. А в третьем дивизионе посмотрим, если дурака валять не будем, то все может получиться. Вообще я, конечно, скучал по «Спортинг-лиге». Когда приехал, отыграл с «Черной белкой», которая пусть нас и отвозила, я кайфанул.

Кирилл Сухоруков 

Фото: ФК «Сочи»; ФК «Динамо» Санкт-Петербург