Антон Рыньгач: «Филатов говорил про меня Матюшенко: «Самый недооцененный игрок «Тосно» – это Рыня», Интервью нападающего «Бутсы» – о второй лиге, смене амплуа, Апатитах и «Тосно»., Спортинг. Футбольные турниры. Официальный сайт

Новость

26 апреля

Антон Рыньгач: «Филатов говорил про меня Матюшенко: «Самый недооцененный игрок «Тосно» – это Рыня»

26 апреля

Антон Рыньгач: «Филатов говорил про меня Матюшенко: «Самый недооцененный игрок «Тосно» – это Рыня»

Интервью нападающего «Бутсы» – о второй лиге, смене амплуа, Апатитах и «Тосно».

 

– Я родился в Апатитах. С футболом там было так себе. У нас в футбольной школе на 40 человек был один мячик, который мы красили в красный цвет. Полярная ночь, сам понимаешь. Боялись потерять в снегах. Потом у нас один из парней съездил в Норвегию и купил команде первую форму. Как сейчас помню, форма сборной Дании. А вообще я изначально хоккеем занимался.

– Неудивительно, учитывая твои физические данные.  

– У нас папа большой, поэтому и я, и Андрюха такие крепкие выросли. Почему хоккей? Да потому что в футбол играть особо негде было. Все поля – «гарюха». Полей не было. Девять месяцев зима, остальное – осень. Поэтому у нас основные виды – хоккей и лыжные виды спорта. Я занимался хоккеем, брат – лыжами.

– Там есть хоккейная команда?

– Есть какая-то на местном уровне. Как-то от нас парень уехал играть в ярославский «Локомотив». Фетисов, кстати, тоже с Мурманской области. Я тоже думал: может, повезет и заметят.

– Как переметнулся в футбол?

– Интересная история. Шел домой со своим хоккейным баулом весной, когда лед уже подтаивал, а в «коробке» ребята играли на асфальте. Я сел на трибуну посмотреть, а у них кто-то не пришел или заболел. Мне свистнули, типа будешь играть? Оказалось, что эта команда готовилась к Чемпионату России в Детской футбольной лиге и называлась «Надежда». Сыграл я так, что мы выиграли 2:1, а я забил гол и отдал голевую. Выхожу со стадиона с баулом, а меня тренер догоняет: «Ты вообще откуда взялся?!» Говорю: футбол как-то не особо интересует. Через какое-то время футбольный тренер все-таки меня забрал, но при этом пришлось поругаться с хоккейным коллегой.

– Брат хоккеем не увлекся?

– Нет, он любил лыжи. Хотя когда мы играли во дворе, я видел в нем задатки. Постоянно звал на тренировки. Он же отказывался, говорил, что лыжи важнее. Но потом башка на место встала и он пошел в футбол.

– Дрались в детстве с братом?

– Да нет, какие драки? У нас разница – шесть лет. Бывали какие-то «лещи», но чтобы избиения – такого не было. Дружили мы.

– В Апатитах ты был лидером футбольной команды? 

– Да, капитаном мужской команды, сборной Мурманской области. Во время обучения в колледже я вообще пять лет не играл в футбол – пауза, не хватало на футбол времени. Периодически играл за областную команду, там меня заметили и после колледжа пригласили в кировские «Апатиты». В команде были ребята из Череповца, которые и намекнули мне, что с такими данными нечего сидеть в Апатитах. И мне помогли с просмотром в «Шексну». Дали 10 тысяч оклад, квартиру, питание. Тренировался с ними всю зиму, но контракт не подписал.

– Почему?

– Да там тренер мало что решал, а президент не захотел подписывать контракт. На последний сбор приехал опытный Андрей Федьков, его оставили. Но когда я вернулся в Апатиты, был совершенно другим футболистом, с другим уровнем готовности. Понял, что обратно возвращаться не хочу. Появился вариант с «Динамо» Вологда. Приехал, потренировался два дня и подписал полноценный контракт. Это был 2008 год.

 

– Ты поиграл в нескольких командах второго дивизиона. В какой было наиболее комфортно?

– Интересно было в дзержинском «Химике», где нас тренировал Владимир Казаков, известный бывший футболист московского «Торпедо». В Дзержинске не было денег, так он кормил футболистов со своих, возил на игры за свой счет. На тренировки на машине отвозил. Перед началом сезона мне понравилась его речь: «Мне без разницы, кто где играл: высшая лига, первая или вторая. У вас есть неделя – докажите, что вы игроки основного состава». При этом на тренировках мы вообще не бегали – набирали кондиции только через «физику». А когда он увидел, как я работаю с мячом, то пошел в «Адидас», купил маленький мяч и ежедневно давал мне задания.

– Результат был?

– Конечно. Через какое-то время я стал понимать, что принимаю более сложные мячи и, например, в касание начал играть. Казаков вкладывался в игроков, помогал им. В Дзержинске был хороший коллектив, не было такой шаражки «бей вперед – игра придет».

– Сколько команд играют по такому принципу?

– Да 90 процентов. Знаешь, чем отличается вторая лига от первой? Только уровнем исполнителей. А сама игра строится по такому же принципу. Грубо говоря, в ФНЛ после таких закидух нападающий забьет из пяти три, а во второй лиге – из пяти один. Вот и вся разница. Ну и зарплата, конечно.

– Где ты зарабатывал больше всего?

– Ну, сразу так не отвечу. Наверное, в «Тосно». Я, как сейчас помню, подписывал свой контракт одним из первых. Слава Матюшенко разбудил в два часа ночи со словами «Надо поговорить. Прихожу, сидят Кабирыч (Адьям Кузяев – футбольный тренер и отец полузащитника «Зенита». – прим. К.С.), Демидов и Матюшенко. «Все, доказал», – говорят. А там просмотр был огромный, человек 50, наверное. Две недели отбирали народ.

– Матюшенко в недавнем интервью говорил, что в развале «Тосно» виноваты спонсоры, отвернувшиеся от команды.

– Я с этим человеком играл еще в кировских «Апатитах». Он играл последнего защитника, а я – опорника. Вместе ездили на автобусах на выезды. Свою историю про «Тосно» я, конечно, рассказывать не буду, но поступил Матюшенко со мной не совсем порядочно. Контракт разорвался в одностороннем порядке. Были обещания, которые он в итоге не исполнил. У меня к нему негативное отношение. Потом ребята тоже говорили, что не понимали, куда деньги уходят.

 

– Самая смешная байка из жизни команд второго дивизиона?

– Парень был у нас в Вологде – Стриж. Приехал к нам после ФК МВД. У них была своя компания 35-летних мужичков, человек пять-шесть. Едем на большой выезд, он тащит в автобус ящик водки – 12 бутылок. Он накрыл его полотенцем, но на пороге в автобус споткнулся – и «дзинь» разнеслось по всему автобусу. Тренеры спрашивают: «Что у тебя там?» «Чайный сервиз на двенадцать персон!» (смеется) Все прекрасно все поняли.

– Выезд был удачным?

– Мы выиграли, поэтому отмечание было хорошим. Я к крепкому алкоголю ровно отношусь, поэтому не пил, кстати. По мне так после игры лучше поспать, а дома бокал пива выпить, и все. А ребята были старой закалки, любили выпить коньячок, водочку.

– Немного о судействе. Ты бы мог после спорного решения в пользу твоей команды подойти к судье и сказать, что он не прав? Например, как в последнем финале «Спортинг-лиги» мог сделать твой брат.

– Кстати, тот матч, оказывается, судил арбитр из высшей лиги. А я его даже не знал. Что касается подойти к судье, то я бы смог. Я же на КФК специально бил мимо ворот. Судье говорю: «Не было точки». Мне в ответ: «Принимай решение сам». Приходилось бить «в молоко». Чем ниже уровень судьи, тем хуже у него подготовка. Не добегает в каких-то моментах, не видит.

– Как получилось, что ты сменил амплуа?

– Я играл в Дзержинске нападающего, мне позвонил Кабирыч: «Нужен центральный защитник». Ну, говорю, отлично, а я тут причем? Оказывается, он в свое время просматривал местных воспитанников в Чемпионате Мурманской области и видел меня в роли опорника. Видимо, я ему тогда приглянулся. Так я и попал в «Север» уже в другом качестве – защитника. Отлично помню свой первый матч на сборах против тольяттинской «Академии». Меня поставили защитником, и я за 15 минут получил две желтые и удалился. Проиграли 1:2. Но тренер в меня поверил и в следующих матчах я играл увереннее.

 

– Почему решил так рано закончить, в 29 лет?

– Были варианты в «Луче» и «Шиннике», но не получилось. Да и с деньгами там было не очень. Вообще Валя Филатов говорил про меня Матюшенко: «Самый недооцененный игрок «Тосно» – это Рыня». Так всегда бывает: у одного тренера ты Месси, у другого – никто.

– Сейчас в «Спортинг-лиге» Филатов – звезда?

– Конечно, исполнительское мастерство высокое. Брат говорит: «В голову бьет, даже бежать никуда не надо».

– Чем ты сейчас занимаешься?

– Сессию сдал, занимаюсь домашними делами. Недавно ушел с работы из «Достаевского», пока строю творческие планы.

– Планы футбольные?

– Я не понимаю, что в футбольном плане тут можно взять. Тренировать детей я не готов. Я вижу реалии того, что происходит в городе, и не хочу заниматься «аниматорством». Когда люди, никогда не игравшие футбол, тренируют детей.

– Чем ты занимался в «Достаевском»?

– Работал в отделе корпоративной культуры и этики. Очень много общался с людьми, проводил много работы с маркетологами, занимался продвижением бренда, развитием партнерского бизнеса. Сейчас у меня есть определенные планы относительно своего будущего, но я не могу ничего сказать заранее.

 

– Премиальные, которые платят в любительском футболе, для тебя сейчас важный фактор?

– Нет, для меня футбол – это, прежде всего, эмоции. Я хочу приходить на футбол и получать от него удовольствие. Вот сколько команд в «Спортинге» платят деньги? Знаю точно, что в «Балтавто». Мы в «Бутсе» точно не за премиальные играем. В «Аталанте» другая мотивация – им организуют банкет после турнира.

– Какие турнирные шансы у «Бутсы», учитывая текущее положение?

– Будет тяжело, что-то пошло не так. Мы с Герой (Романом Герасимовым. – прим. К.С.) вчера переговорили на эту тему, может, что-то изменится.

– Черная полоса Герасимова без чемпионств в «Спортинг-лиге» закончится?

– Да тут же дело не в Гере. Он просто сильно за все переживает. Он может где-то подсказать, но на поле решение принимают ребята. У Геры большие перспективы. Самая большая его проблема – воспринимает все слишком близко к сердцу. Нужно подходить с холодной головой. Гера – в топе в футболе 7х7. Я бы сказал, что он на первом месте. Про остальных не могу сказать. (смеется)

 

– У тебя были тренеры, которые так же кричали?

– Нет! (смеется) Это эмоции. Вообще он же добрый парень. Кто-то идет грушу колотить, кто-то на футболе так выплескивает эмоции.

– Что-то поменялось в «Спортинг-лиге» с приданием официального статуса?

– Понравилось, что правила немного поменялись, дают играть жестче, катиться. Футбол – это эмоции, борьба. Там стык, тут стык. Все заводятся, зрелищность повышается. Года полтора-два не ходил на «Спортинг», неинтересно было. Только если зимой, когда ребята из профи подтягивались. А вот сейчас я и не уверен, что если они подтянутся, то будут тут феерить. Тут любая команда может собраться. Пример – «Спортманн». Раньше им мешками отгружали, а теперь они собрались, состав освежили – вот и результат. Мастерства может не хватать, но за счет желания можно вылезти.

– Кто составит конкуренцию «Балтавто»?

– «Аталанта». Ну и «Бутса», я надеюсь. В следующей игре все будет ясно. Для нас каждый матч решающий.

Кирилл Сухоруков

Фото из личного архива Антона Рыньгача.